АСТМА

Астма - Аллергия, Бронхиальная астма и другие болезни

Астма – болезнь, которая лечится!

Разговор с журналистом об астме
Бронхиальная астма – одно из тех заболеваний, которые официальная медицина считает практически неизлечимыми. Многие больные и их близкие уже давно потеряли надежду на выздоровление… Врач-пульмонолог Виктор Николаевич Солопов, который уже 25 лет ведёт войну с этим коварным заболеванием и спас жизнь и здоровье тысячам больных людей, утверждает: «Астму можно вылечить!»
Виктор Николаевич, у меня на руках – данные медицинской статистики за последние десять лет. Если их проанализировать, получается, что заболеваемость астмой как в России, так и за рубежом, заметно увеличивается. Это несмотря на то, что сейчас постоянно разрабатываются новые лекарства. В чём причина таких неутешительных показателей? Или болезнь лечат неправильно?
– Во-первых, неверна сама исходная посылка о причине астмы, которую связывают с воздействием аллергенов: пыльцой растений, домашней пылью, шерстью животных и даже тараканами. Но забывают, что всё это существует миллионы лет (тараканы жили ещё при динозаврах!), но никогда показатели заболеваемости не достигали 30-40% от общей численности населения! Во-вторых, проблема заключается в попытке унификации лечения – выработки различного рода стандартных схем по лечению болезни с использованием одного-двух лекарств. За этим, несомненно, стоят экономические причины – минимизация расходов на здравоохранение. Но это в корне неверно. Ведь лечат не лекарства, а врач! Это во-первых, а во-вторых, следует лечить НЕ БОЛЕЗНЬ, А БОЛЬНОГО! Эта истина пришла из глубины веков, о ней твердят студентам, но тут же забывают, когда имеют дело с человеком.
В своей книге «Астма. Эволюция болезни» вы пишете, что бронхорасширяющие аэрозоли, которые астматики всегда имеют под рукой во время приступа, могут быть опасны. Чем объясняется этот факт?
– Основой бронхорасширяющих аэрозолей являются синтетические производные адреналина. Того самого адреналина, который циркулирует в нашем организме, и в стрессовых ситуациях выбрасывается в кровь. Во время тяжелых приступов синтетические бронхорасширяющие аэрозоли могут вступить в конфликт с собственным адреналином астматика, что может привести к трагическим результатам. Поэтому случаи внезапной смерти наблюдаются чаще на фоне чрезмерных эмоциональных нагрузок и стрессов и у пациентов, чей организм во время приступа отвечает большим выбросом адреналина. В то же время обойтись без бронхорасширяющих аэрозолей невозможно – это одна необходимая для лечения астмы группа лекарственных препаратов.
Астму можно вылечить!
Виктор Николаевич, в чём заключается “изюминка” вашего подхода к лечению астмы (а точнее, больных с астмой). Вы применяете какие-то особые лекарства?
– Знаете, медицину можно сравнить с кулинарией, где из одних и тех же продуктов можно приготовить и деликатес, и что-то очень несъедобное! Дело не в лекарствах, а в способах их применения. Основная проблема заключается в том, что у астматика в бронхах в результате прогрессирующего воспаления накапливается слизь, и проникновение лекарств в дыхательные пути затруднено. А если слизи в бронхиальном дереве много, то ингаляционные гормональные препараты, которые используются в медицине для снятия воспаления, малоэффективны, ибо просто откашливаются вместе с накопленной мокротой. Поэтому я предложил другой, более рациональный путь – очищение дыхательных путей от скопившейся в них мокроты, дополнив лечение эффективной отхаркивающей терапией с помощью ультразвуковых ингаляций. Если бронхи свободны от мокроты, бронхорасширяющие и противовоспалительные препараты оказывают максимально эффективное действие, устраняют все симптомы астмы и полностью восстанавливают нормальную функцию легких.
Когда вы впервые использовали свой подход на практике?
– Это было в конце 80-х годов. Пациенткой стала женщина, которая после пребывания в реанимации принимала большие дозы преднизолона, но всё равно каждую ночь не спала, а сидела и задыхалась. В результате проведённого курса лечения её выписали с нормальной лёгочной функцией. До настоящего времени она жива, ни разу не была госпитализирована, периодически повторяет курс лечения. К сожалению, несмотря на все успехи, моя идея не нашла государственной поддержки.
Расскажите, как проходит лечение
– Перед началом лечения мы пытаемся понять, на какой стадии болезни находится каждый конкретный астматик и что преобладает в бронхиальном дереве на данный момент: спазм, воспаление, отёк слизистой. Для этого проводится компьютерная спирометрия с фармакологическими тестами по нашему оригинальному методу. Обследуемому пациенту по очереди ингалируют различные лекарства, и в зависимости от реакции на них бронхов, оценивают характер патологического процесса в лёгких. Далее моя компьютерная программа “Диагноз” анализирует полученные данные и “прогнозирует” развитие болезни. На основе этого для каждого пациента составляется программа лечения, основанная на последовательном применение лекарственных препаратов – бронхорасширяющих, отхаркивающих, антисептических и противовоспалительных.
Сначала больному вводятся бронхорасширяющие препараты, которые улучшают проходимость дыхательных путей. Затем идёт черёд отхаркивающих средств. Они призваны очистить дыхательные пути от мокроты. Отхаркивающие смеси подбираются индивидуально по нашей рецептуре. Этот этап лечения – очень важный. Если его пропустить, дальнейшей приём лекарств не принесёт пользы. И в конце подходит очередь для противовоспалительных и антиаллергических смесей. Все лекарства вводятся путём ингаляций. При этом вместо маломощных небулайзеров, как я уже говорил, мы используем ультразвуковые ингаляторы. Благодаря им препарат попадает в самые труднодоступные участки лёгких и полностью очищает их от слизи, инфекции и отмерших клеток эпителия. Другие виды ингаляторов на это неспособны. Ультразвуковые ингаляции лечат и сопутствующие заболевания – от аллергического насморка до грибковых поражений дыхательных путей.
Сколько длится лечение?
– За пару визитов к врачу астму не вылечишь. Поэтому лечение проходит длительно в домашних условиях с помощью подобранного больному ультразвукового ингалятора. С ним на связи всегда находится опытный консультант. На полное очищение бронхиального дерева и восстановление лёгочной функции уходит 12-18 месяцев. Причём регулярно, раз в квартал, следует проходить компьютерное обследование, чтобы внести поправки к лечению. В результате 95% пациентов избавляются от симптомов астмы. У 50% даже после полной отмены лекарств болезнь не проявляется по 10-15 лет. После основного курса понадобится лишь периодическое (раз в полгода-год) обследование и при необходимости – профилактическая терапия.
Чем объясняется 5% неудач?
– Увы, не у всех хватает терпения ежедневно тратить по 20-40 минут на своё здоровье. Другим на полный курс лечения недостаёт материальных средств, ведь лекарства и ингаляционная техника нынче дороги. Проблемы могут возникнуть с курильщиками, на лечение которых нужно больше времени и сил. Труднее избавить от болезни и тех, кто в процессе лечения часто подхватывает “вторичные инфекции” – ОРЗ, ОРВИ.
Виктор Николаевич, есть ли надежда, что в скором будущем астму удастся победить (или хотя бы снизить цифры заболеваемости)?
– Думаю, что нет. Ведь для реализации должной программы лечения и организации астмологических служб, которые бы занимались профилактикой этого заболевания, государству ежегодно придётся выделять 10-15 млрд (!) долларов. А в условиях сегодняшнего бюрократического строя это задача невыполнима.
Значит, основная причина безуспешной борьбы с астмой – отсутсвие должной программы лечения. Обращались ли вы со своей тревогой в к руководителям нашего здравоохранения?
– Я уже давно никуда не обращаюсь. Я предпочитаю работать. Мне удалось создать свой астмологический центр, который работает без государственной поддержки. У нас отлажено обследование и лечение, есть свой круг клиентов. Чтобы добиться всего этого, мне пришлось пройти тяжелый путь. Ведь поначалу к моей работе относились весьма скептически. Было время, когда я принимал больных в собственной квартире, тщетно обивал пороги западных фирм в поисках спонсоров. К счастью, всегда найдутся друзья. Я очень благодарен бывшему первому секретарю Британского посольства доктору Гаральду Липману, а также итальянскому фабриканту Пьеро Джакомони, который-то и к астме не имеет никакого отношения – его фирма выпускает детскую одежду. Но Джакомони очень любит детей. Узнав, как мучаются дети-астматики, он выделил средства на закупку необходимого оборудования. В 1992 году я закончил исследования, собрал врачей и журналистов и провёл презентацию своей компьютерной программы, позволяющей прогнозировать развитие астмы и “автоматически” направлять лечение больных и восстанавливать дыхание даже на самых тяжелых стадиях! Честно говоря, надеялся, что это будет кому-то нужно. Оказалось – никому, кроме самих астматиков, многим из которых я просто подарил жизнь. Как-то один из журналистов, писавший о нашей работе, сказал: “человечество веками искало способ лечения астмы. И вот, когда эта мечта сбылась, этого никто не заметил”. К счастью, это заметили и оценили больные, и теперь они имеют возможность обратиться в наш астма-центр, организованный с помощью друзей и спонсоров.
Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?
– Чтобы они никогда не столкнулись с астмой. Но если она вдруг выявлена, то, как сказал известный писатель, нужно “бороться и искать, найти и не сдаваться!” Ну а мы готовы помочь любому человеку, если он в состоянии оплачивать хотя бы лекарства, ингаляционную технику, обследование. К сожалению, других обещаний давать не можем. Это очень грустно, но это так.

Причина астмы и аллергии

Новые взгляды

Аллергию и астму вызывают грибки молочницы?

Московский пульмонолог открыл причину аллергии и бронхиальной астмы – самых загадочных болезней нашего времени. Какие практические выводы мы теперь можем для себя сделать? Рассказывает кандидат медицинских наук, врач-пульмонолог, руководитель московского медицинского центра «Астма-Сервис» Виктор Николаевич Солопов.

-Число больных бронхиальной астмой неумолимо растет. Почему, как Вы считаете? Применяются не те препараты и не те подходы? А может, астма вообще неизлечима?

– Бронхиальная астма – заболевание хроническое, но не смертельное, даже несмотря на грустную статистику. Современная медицина располагает достаточным количеством разнообразных лекарств. И при правильном, индивидуальном подходе к пациенту вылечить астму возможно. Однако для того, чтобы лечение было эффективным, необходимо бороться не только с симптомами болезни, а прежде всего, устранять ее причину.

– Какую именно? Ведь причин астмы, как мы знаем, может быть несколько – это и аллергия, и наследственность, и респираторные инфекции, и повышенная реактивность дыхательных путей?

– Всё, что вы перечислили, относится не к первопричине бронхиальной астмы, а к так называемым факторам риска. Так, если придерживаться аллергической теории возникновения астмы, то эту болезнь надо было бы лечить в основном антигистаминными препаратами. Однако за двадцать лет я не видел ни одного человека, которого бы вылечили от астмы, пытаясь избавить от аллергии. Чтобы облегчить состояние, астматики вынуждены принимать гораздо более серьезные препараты – снимающие спазм бронхов и гормональные противоспалительные. Аллергия у этих людей может сопутствовать астме, являться как бы ее маркером, усугубляющим фактором. Притом, если бы аллергия была причиной астмы, то эта болезнь была бы в равной степени «популярной» не только сейчас, но и 100, 500 тысяч лет назад. Ведь такие аллергены, как пыльца растений, пыль, апельсины, тараканы знакомы человечеству очень и очень давно. Однако в те времена об астме ничего не знали, а сейчас ею болеет до 500 млн. людей в мире.

И наоборот. Известно, что от 30 до 50 процентов людей имеют положительные тесты на все известные науке аллергены, но у них нет никаких проявлений ни аллергии, ни астмы. То есть в аллергической теории этого недуга можно смело усомниться. Астма и аллергия – два сходных, но разнонаправленных процесса в иммунной системе человека, две самостоятельные болезни.

– Идея наследственной астмы столь же сомнительна, как и аллергическая?

– Если бы у этой болезни была генетическая природа, астма проявлялась бы с самого рождения. Однако бывает, что, к примеру, из двух близнецов один – астматик, а другой никогда не сталкивался с этой проблемой. Хотя такие близнецы – люди с одинаковым набором генов. Или как объяснить, что жена болеет астмой, и вдруг через 15 лет заболевает муж? Они же не кровные родственники! Наследственная предрасположенность здесь исключена.

-Уж не хотите ли Вы сказать, что астма передается контактным путем и ее причиной являются какие-то микробы?

– А вот это ближе к истине. В поисках настоящей причины астмы мы изучили пять тысяч историй болезни, провели сотни лабораторных исследований. Проанализировав природу астмы, мы поняли, что уникальный, вызывающий её фактор должен быть связан с иммунной системой. А поскольку человеческий иммунитет возник и развивался как система защиты организма от инфекции, то и фактором, активирующим воспаление в бронхиальном дереве, является некий инфекционный агент. Этот микроорганизм должен соответствовать определенным критериям. Во-первых, он не вызывает особо опасных инфекций наподобие холеры или оспы, ибо в противном случае астма носила бы характер эпидемии. Он принадлежит к ряду условно-патогенных бактерий, чрезвычайно распространенных в обществе и природе. Коварный микроб незаметно передается от человека к человеку и является стойким ко всем внешним воздействиям. Кроме того, должна существовать прямая зависимость между распространенностью этого микроба и ростом числа астматиков. А главное, при попадании в организм он должен переключать иммунные реакции так, что при его размножении в легких будет развиваться астма, а в кишечнике – аллергия. А в обеих ситуациях – и то, и другое.

– И каково же истинное лицо врага?

– Причиной возникновения бронхиальной астмы и аллергии оказался дрожжеподобный грибок Кандида, тот, что вызывает известную многим женщинам молочницу. Во время наших исследований этот возбудитель выявлялся в легких почти у 70 процентов пациентов. А в кишечнике еще чаще – у 99,6 процента обследованных. В небольшом количестве эти грибы живут на коже, во рту и в кишечнике здоровых людей. Но при активном размножении они выделяют токсины и вызывают воспалительный процесс, со временем приводящий к астме. Кандиды очень коварны: они не просто обитают на слизистых оболочках организма, а врастают в них и таким образом как бы образуют чужеродную ткань. Иммунитет не может с ними справиться, просто убивая их, так как тяжелая воспалительная реакция приведет в этом случае к серьезному повреждению собственной ткани органа. И поэтому иммунная система переключает свою работу на синтез аллергических антител, пытаясь связать всё чужое. В результате обычные вещества – пыльца растений, шерсть животных, пыль, некоторые продукты питания вызывают «возмущение» в организме, то есть становятся аллергенами.

-Насколько мне известно, очень многие люди являются носителями грибков. И что же, все они рано или поздно заболеют бронхиальной астмой, станут аллергиками?

– Если кандид в организме немного, возникают незначительные проблемы, например дисбактериоз или молочница. А вот при массивной колонизации грибов, когда накапливается их «критическая масса», возникают серьезные сдвиги в работе иммунной системы. Существует несколько факторов, которые приводят к росту кандидоносительства. Главный из них – это бесконтрольное употребление антибиотиков, в том числе при частых респираторных инфекциях, при сниженном иммунитете. Ведь антибиотики широкого спектра действия убивают все микробы – и вредные и полезные, а на их месте быстро разрастаются грибы.

Второй по значимости фактор – это несоблюдение санитарно-гигиенических норм. Ведь кандиде присущи все пути передачи: бытовой, контактный, пищевой, производственный и даже воздушно-капельный. По «живучести» с этими грибами мало кто может сравниться. Они переносят многократное замораживание и оттаивание в воде и почве, по несколько лет живут даже в высушенном состоянии. Кандиды способны передаваться от человека к человеку через поцелуй, интимный контакт, инфицированные предметы, сточные воды бань, бассейнов, душевых. Проявления астмы напрямую зависят и от уровня плесени в жилых помещениях.

Еще один фактор – некачественное питание. Надо иметь в виду, что грибы заселяют многие пищевые продукты: кислое молоко, квашеную капусту, творожные сырки, мороженое, сладкие фрукты, консервы и соки с высоким содержанием сахара. А гибнут они только при пятиминутном кипячении и под воздействием дезинфицирующих растворов. Так что думайте, из чистой ли посуды вы едите, свежие ли блюда вам подают в пунктах общепита.

– Значит, основная мера профилактики астмы, по Вашей теории, совпадает с профилактикой молочницы, кандидоза кишечника?

– На самом раннем этапе, когда у человека еще нет симптомов астмы, это так. Для предотвращения более серьезного заболевания нужно вовремя лечить молочницу, дисбактериоз кишечника, грибковые заболевания кожи. По возможности реже простужаться, не запускать бронхиты, которые формируют хронический процесс в бронхиальном дереве. Также необходимо исключить курение – как активное, так и пассивное. Особенно это касается людей с повышенной реактивностью дыхательных путей. Подобная особенность организма требует к себе повышенного внимания, поскольку при стечении обстоятельств может быстро превратить здорового человека в астматика.

– Но как узнать, есть ли у меня гиперреактивность дыхательных путей?

-Прежде всего, стоит задуматься, если вы неадекватно реагируете на различные внешние раздражители – туман, холодный воздух, повышенную влажность, табачный дым, распыление аэрозолей, а также на физическую нагрузку. Реагировать неадекватно – значит, испытывать дискомфорт в дыхании с желанием откашляться. Это и есть проявление незначительного спазма бронхов, который при заболевании астмой может усиливаться и даже приводить к удушью.

Чтобы достоверно выявить гипперреактивность дыхательных путей, в нашем центре можно пройти специальное обследование – бронхопровокационное тестирование. Под контролем врача пациенту вводят небольшое количество аэрозоля, вызывающего спазм бронхов, например, тумана дистиллированной воды. Ингаляция этих веществ в бронхи потенциального астматика даже в очень малых дозах вызовет нарушение проходимости дыхательных путей. Субъективно человек почувствует это как небольшое затруднение дыхание, естественно, неопасное для жизни. У здоровых же людей эти тесты будут отрицательными и не вызовут никаких нарушений и неприятных ощущений. Таким путем можно выявить бессимптомную, скрыто протекающую астму. И если это начало заболевания, курс профилактического лечения избавит вас в дальнейшем от многих проблем.

– А что делать тем, кто уже болен? Какой курс лечения Вы можете предложить «астматикам со стажем»? Вероятно, одной противогрибковой терапии здесь будет недостаточно?

– Вы отчасти правы. Воздействие на изначальную причину – грибковую инфекцию – в запущенном случае необходимо, но только одно оно уже не способно остановить прогрессирование астмы. Ведь в процессе эволюции к болезни, как правило, присоединяется вторичная инфекция, усугубляющая воспаление в бронхах. Поэтому алгоритм действий здесь будет другой.

Для начала наш пациент проходит специальное обследование – компьютерную спирометрию с фармакологическим тестированием. Оно выявляет степень нарушения проходимости бронхов, выраженность бронхоспазма и обратимость воспаления. В отличие от здоровых пациентов, астматикам ингалируют не провокационные, а лечебные вещества, например, различные бронхорасширяющие препараты. Это позволяет подобрать индивидуальное лекарство для каждого больного. Максимальное улучшение показателей дыхания после ингаляции того или иного препарата и является основанием для его назначения.

– Как происходит процесс лечения по Вашей системе?

-После тщательного всестороннего обследования, обязательным звеном которого является упомянутая спирометрия, составляется индивидуальная программа лечения. Основа нашего метода – последовательное применение нескольких лекарств, которые вводятся в организм путем ультразвуковых ингаляций. Сначала применяются бронхорасширяющие препараты. Их задача – улучшить проходимость дыхательных путей и предотвратить спазм бронхов. Каждый пациент использует то самое, максимально эффективное в его случае лекарство, подобранное на компьютерном фармтестировании. Затем используются отхаркивающие средства. Они призваны очистить дыхательные пути от мокроты. Это могут быть щелочные смеси, сборы лекарственных трав, минеральная вода. Данный этап лечения очень важен. Если его пропустить, дальнейшей прием лекарств может не принести пользы. Ведь слизь, скопившаяся в бронхах, не пропустит их к очагу болезни, и препарат откашляется вместе с мокротой. В конце процедуры ингалируются противовоспалительные и антиаллергические смеси.

– Получается, все или почти все средства поступают в организм путем ингаляции. Неужели этот способ доставки лекарств эффективнее, чем прием внутрь? Разве ингаляции действуют на грибки – причину астмы?

– Ингаляция – очень эффективный способ лечения, но лишь в том случае, если вы используете мощные, современные ультразвуковые ингаляторы. Только они позволяют мелко распылять большие объемы лекарств за минимальное время. Лекарственный препарат попадает в самые труднодоступные участки легких и полностью очищает их от слизи, инфекции и элементов воспаления. Ультразвуковые ингаляции лечат и грибковые поражения дыхательных путей, и аллергический насморк. Вся терапия проводится в домашних условиях, мы обеспечиваем индивидуальным ультразвуковым ингалятором каждого пациента. Такой комплексный подход позволяет достаточно быстро избавить человека как от причины, так и болезненных проявлений астмы. А избежать рецидивов помогут повторные периодические курсы, в том числе с профилактикой грибкового заражения.

Журнал “Женское здоровье”

Наталья Дальнева

Спирометрия и спирометры

В.Н. Солопов
ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Уважаемая редакция!
С большим интересом я прочел статью «Спирометрия: турбинный датчик против пневмотахометра», опубликованную в ноябрьском номере журнала «Техника в медицине» за 2002 г. Мне она показалась не совсем объективной и поэтому я решил высказать свое мнение по этому вопросу. Я сужу о затронутой в статье проблеме по опыту своих коллег и своему собственному, поскольку провожу спирометрические исследования уже около 20 лет, причем имею опыт использования как пневмотахометрических спирометров, так и спирометров с турбинным датчиком. Во-первых, при проведении любых испытаний в метрологии вообще не принято сравнивать приборы разного класса точности, поскольку каждый предназначен для конкретной задачи. Поэтому сравнение спирометров разного типа – водяных, с клиновидными мехами, с датчиками Флейша и турбинами, строго говоря, изначально некорректно. Во-вторых, о самой точности. Если рассуждать о турбинах c подшипниками на осях вообще, то в технике можно найти примеры очень высокой точности – например, гироскопы и механические хронографы. Другое дело, что в спирометрии такая точность турбинных датчиков попросту не нужна! Естественно, такое утверждение может вызвать вопрос – почему? Ответ прост: спирометрия по своей природе зависима от такого количества факторов, что литературные компиляции по поводу точности датчиков обычно публикуются какой-либо заинтересованной стороной и познавательной ценности не имеют.
Рассмотрим суть самого исследования: спирометрия – измерение объема и объемной скорости вдыхаемого и выдыхаемого воздуха. От чего зависит измеряемый объем (а значит и объемная скорость) воздуха? От температуры, влажности, атмосферного давления. Именно эти параметры стараются учитывать при точных измерениях. Но их измерение привносит в процесс исходную ошибку, да еще такую, которую нельзя оценить! Почему? Да потому, что температура и влажность в помещении существенно отличаются от таковых… в легких! Вот и возникает дилемма: на какую температуру реально ориентироваться? Про влажность даже и говорить в таком случае не стоит. Но это не самое главное. Вся уязвимость спирометрии заключается в том, что результат ее существенно зависит от усилий обследуемого! Считается, что это касается форсированного дыхания, но на практике и при выполнении спокойных маневров рекомендуется выполнять измерение не менее 3 раз, из которых затем выбирается наилучший результат. А с чем его сравнивать? Абсолютные значения ни о чем, как правило, не говорят, а величина результата по отношению к норме (должной величине) весьма условна, так как зависит от выбранного стандарта (каковых насчитывается немало) и, по существу, тоже несет в себе ошибку. Ну а ошибка, умноженная на ошибку, – это уже ошибка в квадрате. А посему сегодня в качестве стандарта для практического ориентира выбран, по существу, единственный показатель – ОФВ1 – объем форсированного выдоха за первую секунду. А он, как правильно замечено в статье, подвержен неправильному измерению «в меньшей степени». Только назван он по-русски неправильно – ФОВ1 (это, по-видимому, ошибка дословного перевода англоязычного термина FEV1). Ну а теперь о деталях. Автор предполагает, что в процессе обследования больной может откашливать мокроту, «…которая будет налипать на движущие части турбинного датчика», и «…ухудшит» его точность. На это следует заметить, что, слизь, попавшая на решетку пневмотахометрической системы, вообще ее залепит и остановит процесс исследования. Кстати, о чистке: легче турбину быстро заменить, потому что в нормальных спирометрах процесс замены турбины занимает несколько секунд, чего нельзя сказать о разборке и чистке пневмотахометрической системы. Но это все не более чем гипотеза, поскольку больные с тяжелой обструкцией (о которых идет речь), неспособные выполнить форсированный маневр (то есть мощный выдох), не в состоянии ничего выделить, «так как большая часть их выдоха осуществляется при малых потоках». А если что и попадает внутрь в процессе исследования, то это – выдыхаемый конденсат, который достаточно легко отмывается от деталей турбинного датчика.
2. Стойкость «к многократным падениям с высоты 1 м на жесткую поверхность». Если ориентироваться на этот тест, то первое место займут обычные пикфлоуметры. А вот компьютерную технику, как мне кажется, ронять на пол не следует. Если говорить об электробезопасности, то портативные турбинные спирометры на аккумуляторной батарее намного более безопасны, чем пневмотахометрические, питающиеся от сети переменного тока! Если же рассмотреть конструктивные особенности спирометров различного типа, то у приборов с датчиками Флейша можно также легко найти потребительские недостатки, присущие конкретным моделям. Я не собираюсь этого делать по простой причине – таких приборов так же много, как и спирометров турбинного типа, которые – на мой взгляд, незаслуженно – «заклеймили». Ведь просто некорректно приводить для сравнения в статье миниатюрный монитор-спирометр на турбине, предназначенный для индивидуального использования больными и достаточно «продвинутый» (в зависимости от программного картриджа) спироанализатор, вполне пригодный для использования в не очень богатом отделении функциональной диагностики. Для справедливого сравнения следовало бы использовать не монитор, а полнофункциональный спироанализатор на турбине, пригодный для проведения тестов по всем протоколам с соответствующими этой задаче техническими характеристиками. И тогда стало бы ясно, какой прибор для чего предпочтительнее: достаточно громоздкие и тяжелые спроанализаторы с датчиком Флейша – для отделений функциональной диагностики, легкие, портативные на автономном питании (!) турбинные спироанализаторы – для врачей пульмонологов, пульмонологических отделений и кабинетов, а небольшие мониторы на турбинах – для индивидуального контроля больным. Ведь не сравнивают же кардиологи карманный кардиоскоп с 6-12-канальным компьютерным электрокардиографом, хотя используют и тот, и другой!
К слову сказать, будучи в отделении функциональной диагностики Лондонского Royal Free Hospital, я видел стоящие рядом спирографы и спирометры разных типов, а рядом с ними несколько мирно лежащих пикфлоуметров. К счастью, там не сравнивали точность разных устройств между собой, а использовали каждый из них по своему назначению. Как говорится, «Богу – Богово, а кесарю – кесарево». Я думаю так же. Пусть будет спирометров много всяких и разных, и пусть, наконец, врачи-пульмонологи поймут, что их больным спирометрию следует проводить так же регулярно, как и пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями – снимать ЭКГ. Ну а пока на рынке медицинской техники предлагается больше дешевых турбинных спироанализаторов, чем более дорогих пневмотахометрических. И это следствие реального спроса. Жизнь сама расставляет все точки над i.

«Техника в медицине», март 2003